Поиск по этому блогу

пятница, 31 декабря 2010 г.

Создан Комитет международного контроля за ситуацией в Беларуси

30 декабря 2010 года
г. Минск
Заявление №1
долгосрочной Международной наблюдательной миссии Комитета международного контроля за ситуацией с правами человека в Беларуси.

Действуя по поручению Комитета международного контроля за ситуацией с правами человека в Беларуси (КМК), объединяющего представителей правозащитных организаций стран пространства ОБСЕ и международных гражданских сетей и организаций,
 
осуществляя мониторинг общей ситуации с соблюдением фундаментальных прав человека в Республики Беларусь, а также вопросов защиты правозащитников и обеспечения их профессиональной деятельности,
 
подчеркивая, что права человека являются предметом прямой и законной озабоченности международного гражданского общества;
 
призывая власти Беларуси следовать взятым на себя международным обязательствам в сфере прав человека, а государства-участники ОБСЕ, следуя принципам ОБСЕ, - контролировать выполнение этих обязательств;
 
Долгосрочная Международная наблюдательная миссия, подводя итоги 2 первым дням своей деятельности, выражает озабоченность по следующим пунктам:
 
По сведениям, полученным Миссией от беларуских и международных правозащитных организаций и из интернет-СМИ, существуют проблемы с оказанием медицинской помощи ряду задержанных и арестованных лиц, в частности Андрею Санникову, Владимиру Некляеву, Наталье Радиной и другим. Мы хотим напомнить, что если такие факты имеют место, то они могут быть приравнены к пыткам или жестокому и бесчеловечному обращению, в соответствии с международными нормами. Миссия призывает власти Республики Беларусь либо признать эти факты, либо вынести им официальное опровержение, и в любом случае обеспечивать немедленное и полноценное оказание медицинской помощи всем нуждающимся в ней задержанным либо арестованным лицам.
 
Миссия отмечает факт давления на правозащитников и препятствования их законной правозащитной деятельности. 29 декабря в Минске известная беларусская правозащитница Елена Тонкачева была вызвана на допрос в КГБ, после окончания которого дала подписку о неразглашении состава разговора. После допроса в квартире правозащитницы был произведен обыск. В ходе обыска были изъяты документы и материалы, непосредственно связанные с осуществлением Еленой профессиональной правозащитной деятельности. Миссия считает, что в нынешних условиях, власти Республики Беларусь, в соответствии с Декларацией ООН “О праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы”, а также обязательствами ОБСЕ, закрепленными в основополагающих документах Организации и подтвержденными на саммите глав государств и правительств государств–участников ОБСЕ, прошедшем в Астане 1-2 декабря 2010 года, должна не только не препятствовать работе правозащитников и правозащитных организаций, но и всячески содействовать им.
 
В связи с внесением Министерством юстиции представления руководству Минской городской коллегии адвокатов (http://www.minjust.by/ru/site_menu/news?id=734), в котором Министерство требует принять дисциплинарные меры в отношении ряда адвокатов, защищающих политиков и общественных деятелей, Миссия считает, что такая форма давления может создать угрозу для полноценной профессиональной деятельности независимого адвокатского сообщества. Адвокаты, на законных основаниях осуществляющие защиту граждан и их гарантированных прав и свобод, согласно международным стандартам (прежде всего, закрепленным в Декларации ООН “О праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы” и подтвержденным документами ОБСЕ), приравниваются к правозащитникам и подлежат особой защите.
 
Именно поэтому Миссия будет уделять особое внимание гарантиям полноценной профессиональной деятельности адвокатов. Мы считаем, что любое давление на адвокатов ставит под сомнение доступ к эффективной правовой помощи их клиентов и может создать препятствие для отправления справедливого правосудия, к которому, согласно своим заявлениям, стремятся власти Республики Беларусь.
 
Миссия призывает власти Республики Беларусь действовать в соответствии с принятыми на себя международными обязательствами и не допускать нарушений прав человека и давления на правозащитников и любых других лиц, осуществляющих правозащитную деятельность.


Руководитель Миссии
Андрей Юров

четверг, 23 декабря 2010 г.

"Дорогие коллеги,
Вы знаете о жестоком разгоне демонстрации в Минске, последовавшей после объявления результатов выборов 19 декабря 2010 года.

Команда проекта выражает признательность слушателям, экспертам, региональной группе программы, а также всем правозащитникам и юристам в Беларуси, кто оказывал и продолжает оказывать правовую помощь в судах, следственных изоляторах, кто вместе с родными и близкими разыскивал задержанных в больницах, изоляторах, отделениях милиции.
Среди 630 задержанных –десять студентов Европейского гуманитарного университета, которые были арестованы за участие в демонстрации.
Член Комитета по управлению проектом, профессор права, представитель нашего парнера - Европейского гуманитарного университета - Алла Соколова, просила передать слова благодарности за помощь и сказала следующее: 

«... На мой взгляд, это и есть реализация международного права прав человека в конкректной ситуации. Ваше участие в наших бедах оказывает существенную поддержку и служит подтверждением реального смысла в институтах гражданского неповиновения. Спасибо».

Наши норвежские коллеги работают над тем, чтобы университетское сообщество здесь в Норвегии узнало о судьбах студентов и выразило солидарность с мужественными молодыми людьми в Беларуси. К этой акции подключились наши коллеги из Ирландии.
 
С уважением

Команда проекта «Дистанционное обучение адвокатов и юристов правам человека»

среда, 10 ноября 2010 г.

Преследование Н. Низовкиной и Т. Стецура продолжается...





4 ноября при проведении пикета против ст. 282 УК, а также в защиту Надежды Низовкиной и Татьяны Стецуры - подсудимых по данной статье, сопредседателей бурятского отделения "Солидарность" и членов Демократического союза, были задержаны журналист газеты "Свободное слово" Надежда Низовкина и редактор газеты "Всему наперекор" Наталья Филонова. Задержанные провели в ОВД 7 часов.

Данная акция стала продолжением эстафеты митинга 27 октября в Улан-Удэ. В этот раз к антицензурной кампании подключилась уже "Солидарность" Забайкальского края. Сотрудники МВД, не находившие оснований для разгона акции и даже приобретавшие распространявшуюся свободную прессу (в т.ч. издание Демсоюза "Свободное слово" и независимую забайкальскую газету "Всему наперекор") произвели экстренное и жесткое задержание некоторых участников после звонка замглавы администрации города. Задержание и нахождение в отделе милиции сопровождалось причинением физических повреждений задерживаемым. Отметим, что одна из лиц, подвергшихся данной процедуре, Наталья Филонова, обладает депутатской неприкосновенностью. Филонова и Низовкина имели при себе журналистские удостоверения.

В обеих акциях их участники требовали прекращения уголовного дела по репрессивной ст. 282 УК против членов Демсоюза и сопредседателей бурятской "Солидарности" Низовкиной и Стецуры, в противном случае требуя привлечь самих себя к той же ответственности по соответствующей статье. 30 октября данная протестная кампания стала предлогом для оперативного реагирования" Центра "Э" по Бурятии и бурятской прокуратуры, вручившей Низовкиной, как организатору первого в Улан-удэ митинга "Стратегия-31", предостережения о недопустимости экстремистских действий с целью срыва митинга. "Доказательством готовящегося экстремистского правонарушения" стал факт проведенного 27 октября санкционированного митинга в Улан-Удэ, участники которого демонстративно распространяли статьи авторства подсудимых в знак поддержки.

Надежда Низовкина, газета "Свободное слово", Улан-Удэ - Петровск-Забайкальский

Обновляющаяся информация об акции:
http://buryatia.org/modules.php?name=Forums&file=viewtopic&t=20880

среда, 3 ноября 2010 г.

Как ускорить рассмотрение жалобы в ЕСПЧ в связи с новыми обстоятельствами?

Kamalova Aida Azatovna


420095 Kazan

Tatarstan

Tel.:+79179113073

1 September, 2010

Mrs. Kamariya Zinnurovna Khamidullina,

Principal of Tatar Gymnasium N 2

named after Shigabutdin Marjani

11 Shamil Usmanov Street

420095 Kazan

Dear Mrs Khamidullina

I would like you to return me the documents of my daughter, Kamalova Djamilya, Grade 8B, in connection with her removing to Lobachevsky Lyceum of Kazan.

The reason of changing school is impossibility to pass the Russian State exam in the native Tatar language.

The Russian State Exam is obligatorily taken only in the Russian language, therefore my daughter and I consider it necessary to continue education in the Russian school.

However, my daughter would be very grateful to return back to Gymnasium in case the problem of taking the Russian State Exam in the Tatar language is solved positively on national level.

Yours faithfully,




Municipal Institution of General Education

“Tatar Gymnasium N 2 named after Shigabutdin Marjani” of Moscow district, Kazan

Extract from Order N 10 of September 6, 2010

On the grounds of the reference from Lobachevsky Academic Lyceum of Vakhitov district, Kazan , and the parents’ written request

Kamalova Djamilya is ordered to be quitted from Grade 8B.


Principal of Gymnasium N 2: K.Z. Khamidullina

вторник, 2 ноября 2010 г.

Интервью для газеты "Якутск вечерний"

Борис ПАНТЕЛЕЕВ: «Нельзя быть журналистом и кем-то ещё»
Понедельник, Ноябрь 1, 2010
пантелеев

У него вид добродушного ботаника. Такого умного, знающего — который ни с кем не заедается и никого не обижает. Даже когда он говорит о конфликтах, то непременно сбивается на то, как их можно смягчить и разрядить. Профессия главным образом к этому и располагает. Знакомиться с конфликтами, вклиниваться в них, решать, разводить… Знакомьтесь – Борис Пантелеев, кандидат юридических наук, советник юстиции, эксперт Московского бюро по правам человека и эксперт-консультант Центра экстремальной журналистики Союза журналистов России. А еще — член рабочей группы по противодействию экстремизму при Генеральной прокуратуре РФ и исполнительный директор Гильдии экспертов по налоговым спорам. Еще – соучредитель Агентства правовой информации «Человек и закон». Еще… впрочем, хватит и этого.
Уже видно, что интересный человек.
И время в Якутске провел более чем интересно: за неполные три дня, что Борис Николаевич пробыл в Якутске, он успел, например, поучаствовать в круглом столе, который собрал редакторов изданий и руководителей почти всех крупных СМИ и глав пресс-служб. И пообщаться с цветом якутского судебного корпуса (большая встреча прошла в конференц-зале Верховного суда). В плотном графике нашлось место и для отдельного семинара сотрудникам «ЯВ»…
Фразу «Как, вас еще не закрыли?!» нам приходится слышать практически еженедельно. Борисом Пантелеев внес в привычное звучание новый рефрен: как СДЕЛАТЬ, чтобы не закрыли.

— Самый простой способ закрыть редакцию – разорить ее. Каким-нибудь безумным сумасшедшим иском о моральном вреде. Будучи мэром Москвы, Юрий Лужков выигрывал у СМИ миллионы, и если миллион не такая чувствительная сумма для крупного издательского дома вроде «КоммерсантЪ», то на региональном издании удовлетворение подобного иска может поставить крест. Будучи у вас, я встречался с представителями правоохранительных органов, с судьями и всем напоминал, что вышло в свет постановление пленума Верховного суда РФ «О практике применения судами Закона о СМИ». В нем говорится о том, что, даже в случае поражения СМИ в суде, суммы по удовлетворенным искам должны быть разумными, справедливыми и не использоваться в качестве репрессивного механизма. Решения судов не должны быть разорительными.
Но ведь это только рекомендации. А чиновники свои нравственные страдания оценивают довольно высоко. Для нашего издания, например, тема разорения довольно актуальна. Вот летом этого года г-н Борятинский, глава Государственной жилищной инспекции, подавал на нас в суд, требуя 500 млн рублей за поруганные честь и достоинство. Вы с такими размерами исков сталкивались?
— (Озадаченно.) Гм… Ну, в 90-х годах, когда я занимался практикой, были суммы, исчисляемые миллиардами, но это происходило явно до деноминации. А какова история вашего иска?
— Сначала оценка чести и достоинства уменьшилась с полумиллиарда до 150 тыс., а потом в иске было отказано. Но это ничего, на горизонте вон, глава Нерюнгринского района Владимир Старцев. Тоже миллионы хочет.
— Молодцы. Но вопрос тут надо ставить по-другому. Сам факт подобных требований, несопоставимых с реальностью — уже повод ставить вопрос о профессиональной непригодности чиновников. А удовлетворение таких требований – о профессиональной непригодности судей. Все ведь не сводится к одному постановлению пленума. Проблема и глубже, и глобальнее. Она уже была предметом рассмотрения Европейского суда по правам человека. Я говорю о нашумевшем деле Толстого-Милославского против Соединенного Королевства Великобритания. Николай Толстой-Милославский — британский историк и публицист русского происхождения. В свое время он опубликовал большую статью (в виде брошюры), где шла речь о причастности к военным преступлениям Второй мировой войны британских политиков, которые в 1945 г., выдали Сталину беглых казаков и югославских эмигрантов, искавших убежища на территориях, оккупированных союзниками. Брошюра вышла в 1986 г. и взбудоражило английское общество. На Толстого-Милославского подали в суд, и британская фемида приговорила его к выплате штрафа в 1,5 млн фунтов плюс полмиллиона судебных издержек. Публицисту ничего не оставалось, как объявить себя банкротом. Он судился почти 10 лет, и в конце концов в 1995 г. Европейский суд по правам человека признал, что назначение такого штрафа – мера, которая «не была необходимой в демократическом обществе». По сути, это наказание за выражение своего мнения. В результате полмиллиона расходов на суд пришлось выплачивать политику, который затеял тяжбу с публицистом.
— Разве это не чисто английский прецедент?
— Нет. Это дело рассматривалось с точки зрения Европейской Конвенции о правах человека, которую ратифицировала и Россия. В статье 10 Конвенции говорится о праве на мнение. Если, наказывая журналиста за ошибку (вольную, невольную, или вообще единичную, выдранную из большого разоблачительного материала), судья удовлетворяет иск, который разоряет человека, или ставит на СМИ крест — он показывает себя с непрофессиональной стороны. Потому что статус судьи налагает обязанность соблюдать презумпцию знания норм законодательства, которым регулируется наше общество. Такие вопросы должны рассматриваться на заседании квалификационных судейских коллегий. А чиновники, подающие такие иски… Ну, надо проводить аттестацию на предмет соответствия занимаемой должности. Человек, оперирующий подобными цифрами в отношении самого себя, получая скромную зарплату государственного или муниципального служащего, вызывает определенные подозрения.
— Есть мнение, что поводом для появления «антиразорительного» постановления пленума ВС РФ стал судебный процесс между депутатом-«единороссом» Борисом Резником и журналистом Пронякиным, который опубликовал на сайте критические материалы в адрес г-на Резника. В результате этого процесса на журналиста, зарабатывающего около 20 тыс. рублей в месяц наложили штраф в 300 тыс. рублей, мотивировав «высоким статусом истца».
— Да, есть такое случай.
— А самое интересное в этом, что г-н Резник еще и ваш коллега. Он секретарь Союза журналистов России! Получается, одной рукой Союз поддерживает свободу слова – при вашей, к примеру, помощи, а другой…
— Комментируя эту ситуацию, я как бы укладываюсь между молотом и наковальней. Резник действительно мой коллега. Но если вы хотите услышать мое, Бориса Пантелеева, мнение, то оно звучит так – должны существовать определенные стандарты журналистики. Журналист всегда должен оставаться нонкомбатантом – не брать в руки оружие. Журналист не должен занимать государственные и муниципальные должности. Журналист не должен состоять в политической партии. Если ты депутат и журналист в одном лице, какую-то работу ты не сможешь сделать честно. Опять же это чревато. Вы историю журналиста Пасько знаете?
— Да, это военный журналист, которого обвинили в шпионаже в пользу Японии.
— Ага. Так вот, пример Григория Пасько – красноречивое доказательство, что нельзя быть журналистом и кем-то еще. Пасько был редактором издания, специализировавшегося на военной тематике. А также офицером. Когда в отношении него были выдвинуты обвинения в связи с предательством Родины, он пытался объяснять, что действовал как журналист – получив некую общественно значимую информацию, он якобы действовал в интересах общества и пытался привлечь на свою сторону экологические организации. Но суд с этим не согласился и судил его как военнослужащего. Нельзя быть журналистом и кем-то еще. Неправильно.
— А вот упомянутый ранее господин Резник — и журналист, и адвокат. Еще депутат, 12 лет в строю. И член партии «Единая Россия». И прекрасно себя чувствует. В том числе, когда разоряет своих коллег. Вы, кстати, в курсе его последних предложений? Г-н Резник принимал участие на Дальневосточном форуме журналистов, куда ездил и наш сотрудник, Михаил Романов. И Миша с места событий рапортовал: депутат-журналист-адвокат Резник, выступая на форуме, всерьез предлагал ввести в стране лицензирование журналистов.
— Аккредитацию?
— Нет, лицензирование. И, кстати, это не первое его заявление. Нет лицензии – не можешь работать в медиа. Я считаю, идея прекрасная! Поскольку лицензии у нас выдает государство, то журналисты, которые задевают это самое государство, быстро окажутся не у дел. И наступит лепота.
— Знаете, это, в общем, не его идея. И идея изначально благая, просто в наших реалиях она исказилась до невозможности. Есть прекрасный опыт скандинавских стран: Дании, Норвегии, Швеции… Только там нет лицензирования, но есть обязательное условие – человек, работающий с массовой информацией, обязан быть членом тамошнего, скажем, союза журналистов. Причем здесь и профессиональный, и оперативный интерес. Союз решает все вопросы журналистов, в том числе по конфликтным ситуациям. В Дании даже вопрос о судебном преследовании журналиста (за профессиональную деятельность) решается после того, как свой вердикт вынесет союз журналистов. Но, соответственно, и журналисты несут ответственность перед союзом – работают честно, не нарушают этические нормы. Не членов союза просто не берут на работу.
— Напоминает принцип средневековой гильдии.
— А хорошие вещи – они проходят испытание временем. К сожалению, в России ни о чем подобном пока говорить не приходится. Если мы не хотим, конечно, создать карательный механизм… К примеру, у нас в стране есть две основные структуры – Союз журналистов России и Медиасоюз. Но в отсутствие единых корпоративных правил, единых стандартов, членство в них ни к чему не обязывает. Возьмите крупнейшие медийные структуры – телеканалы, такие как НТВ, «Россия» и т.д. Принимая сотрудников на работу, проверяют ли они наличие членства в той или иной организации? Нет. Есть обратные примеры, когда создаются внутренние корпоративные правила, которые сотрудники обязаны принять. Причем часто эти правила формируют не сами журналисты, а их работодатели. Что не может радовать, поскольку отдает цензурой.
— Вы – практик, знаете, как применяется закон, участвовали в судебных процессах по СМИ, а сейчас активно отслеживаете, изучаете и обобщаете соответствующую информацию. Скажите, на вашем опыте был случай, когда кого-нибудь из чиновников привлекали по статье 144 УК РФ? За воспрепятствование профессиональной деятельности журналиста? В том числе – путем цензуры.
— Хм… Я знаю, многие считают эту статью мертворожденной. Она действительно применяется крайне редко и совсем неохотно. Но прецеденты имели место быть. Самый свежий, правда, на моей памяти дотирован 2005 г. Дело был у ваших соседей, в Алтайском крае. Был там такой господин Кубашев, председатель правительственного комитета по связям с общественностью. Так вот, сей господин настолько, простите, замордовал алтайские государственные (!) издания своим вмешательством в рабочий процесс (как писать, что писать, что не писать), что их редактора не выдержали и обратились за помощью в прокуратуру. И прокуратура возбудила уголовное дело по статье 144 УК РФ. Посадить, понятно, не посадили, но условный срок дали. Видите, нужно – нужно! — использовать законные механизмы защиты своего права на свободу слова.
— Вообще-то считается, что наоборот – надо общество и отдельных его членов спасать от прессы. Ведь если у нас много пьющих людей – виновата пресса, которая тиражирует рекламу. Если много наркоманов и суицидов – пресса, которая уделяет этому слишком много внимания и формирует негативный фон. Если становится известно, что человек, находясь у должности, перепутал свой карман с государственным – это пресса раздувает и муссирует, а человека, скорее всего, «заказали»… То есть не соответствующие защитные гражданские институты в виде соответствующих органов (Минздрав, УФСКН, комиссии по делам несовершеннолетних, антикорруцпионные комиссии) недорабатывают, а пресса «нагнетает».
— Надо понимать, что общество реагирует в первую очередь не на болячку, а на ее симптом. Вы на виду, вот на вас, прессу, особенно прессу «не ручную», ответственность и перекладывают. Будучи в Якутске, я принял участие в заседании круглого стола, где встретились журналисты и те, о ком они пишут. Присутствуя там, я действительно почувствовал, что обида на прессу есть, и она взаимная. Ваши оппоненты смотрят на мир под своим углом, их оценка своей работы с вашей не совпадает. Решить этот вопрос, усугубляя конфликт, невозможно. Нужно говорить, дискутировать, открывать друг другу глаза. Поэтому я очень рад, что в марте мы еще раз встретимся.
— Вы к нам приезжаете в марте?
— Да, меня пригласили. У вас тут такой форум интересный намечается… ежегодный.
— Погодите… Вы о фестивале рекламы и пиара в Якутске?
— Да, о нем самом. В следующем году формат планируется несколько изменить, и он пройдет как медийный форум, посвященный улучшению инвестиционной привлекательности республики и формированию ее положительного имиджа. Без нахождения взаимопонимания с прессой эти вопросы власти не решить.
— Что ж, тогда до встречи?
— До встречи! Обязательно увидимся!

Беседовал Виталий ОБЕДИН

Празднования в Москве 60-ти летия ЕКПЧ

Праздник получился специфический, со слезами на глазах। Некоторые подробности здесь:
http://www।kavkaz-uzel।ru/articles/175820/

понедельник, 1 ноября 2010 г.

Об уголовном преследовании Надежды Низовкиной и Татьяны Стецура

8 октября 2010 года участники международной научно-практической конференции "Права человека: между правом и моралью", и организации-партнеры проекта "Электронное обучение адвокатов правам человека", направили письмо-обращение Председателю Народного Хурала Республики Бурятия, в котором выразили обеспокоенность уголовным преследованием юриста и журналиста Надежды Низовкиной и адвоката Татьяны Стецура.

В письме, в частности, говорится: "У нас есть основания полагать, что предъявленные Низовкиной и Стецура обвинения напрямую связаны с выполнением ими своих профессиональных обязанностей." Авторы заявления призвали Председателя Хурала "обеспечить объективное расследование по фактам обвинений, предъявленных Надежде Низовкиной и Татьяне Стецура, с целью недопущения их преследования в связи с профессиональной деятельностью и нарушения свободы слова".

С полным текстом заявления можно ознакомиться здесь: РУС, EN

Источник